Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю
Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Дайджест  публикаций

c 21 по 25 мая 2018 года

(подготовлен по материалам мониторинга сайтов государственных органов,
общественных организаций, электронных версий федеральных и региональных СМИ)

Информационные материалы "Обзор СМИ" за весь период публикации находятся в электронном архиве СК СО и могут быть представлены по запросу.


Науку в правительстве РФ будет курировать Татьяна Голикова

 

Вице-премьер российского правительства Татьяна Голикова будет курировать вопросы развития науки наряду с вопросами социальной сферы. Об этом ТАСС в четверг сообщил в кулуарах Петербургского международного экономического форума правительственный источник. "Да, это произойдет после разграничения полномочий", - отметил собеседник агентства.

http://www.ng.ru/news/616975.html

 

 

Вице-премьер Алексей Гордеев представил коллективу Минсельхоза РФ нового министра

 

Заместитель председателя Правительства РФ Алексей Гордеев представил сотрудникам Министерства сельского хозяйства России нового министра – Дмитрия Патрушева. «Сегодня сельское хозяйство является одной из самых динамично развивающихся отраслей экономики нашей страны. Надо сделать все для того, чтобы агропромышленный комплекс и дальше развивался высокими темпами», — заявил вице-премьер.

 

Дмитрий Патрушев выразил уверенность, что благодаря слаженной работе в России продолжится активная работа по реализации государственной политики в аграрной отрасли. «Впереди перед нами стоит много серьезных задач. Хочу заверить, что мы сделаем все, чтобы набранные темпы роста производства в АПК сохранились. Среди главных тем хочется выделить обеспечение продовольственной безопасности нашей страны, повышение экономической эффективности в сельском хозяйстве, наращивание экспорта сельхозпродукции, развитие аграрной науки, а также многое другое», — подчеркнул Дмитрий Патрушев.

 

Алексей Гордеев и Дмитрий Патрушев также поблагодарили бывшего министра сельского хозяйства России Александра Ткачева за проделанную работу на руководящем посту и выразили надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество. «Хочу поблагодарить коллектив Минсельхоза России за плодотворную работу, которая привела к эффективному развитию и рекордному росту показателей в сельском хозяйстве. Аграрное сообщество с воодушевлением восприняло приход в Правительство Алексея Васильевича и Дмитрия Николаевича. Уверен, что отрасль и дальше пойдет в гору», — сообщил Александр Ткачев.

 

Напомним, что 18 мая 2018 года Указом Президента РФ Владимира Путина министром сельского хозяйства Российской Федерации назначен Дмитрий Патрушев.

http://kvedomosti.ru/news/vice-premer-aleksej-gordeev-predstavil-kollektivu-minselxoza-rf-novogo-ministra.html

 

 

Аграрное удвоение

Какие задачи ждут главу Минсельхоза и его куратора?

 

Подъем сельского хозяйства в последние годы позволяет властям ставить амбициозные цели на будущее. Однако, чтобы их выполнить, придется отказаться от хаотичного вмешательства в рынок, которым все больше занимается государство. В новом правительстве у сельского хозяйства впервые с 2004 года появляется профильный вице-премьер — Алексей Гордеев. Одна из задач, которую ему придется решать в тандеме с новым министром сельского хозяйства Дмитрием Патрушевым, — резкое увеличение экспорта продовольствия. В последнем майском указе президента Путина говорится о необходимости довести к 2024 году экспорт аграрной продукции до млрд. Напомним, что в 2017 году он составил ,7 млрд.

 

Во всяком случае, понятно, по каким критериям будут оцениваться успехи Гордеева и Патрушева. Но удвоить аграрный экспорт будет непросто, хотя общие рекомендации сформулировать нетрудно: сместить акцент с протекционизма и тотального импортозамещения и сфокусироваться на создании понятных и предсказуемых правил игры в секторе.

 

Смещение фокуса

Сельское хозяйство уже не первый год выделяется на фоне медленно растущей российской экономики. В 2016 году сектор показал рост 4,8% при общем падении ВВП на 0,2%, в 2017 году — 2,4% при общем росте 1,5%. Высокие чиновники регулярно вспоминают о рекордных урожаях последних лет и лидерстве России на мировом рынке пшеницы, рассуждают о будущем росте экспорта свинины.

 

Смещение фокуса с импортозамещения на развитие экспорта, безусловно, было бы шагом вперед. В конце концов, добиться полного импортозамещения нетрудно — достаточно запретить импорт. До этой антиутопии отрасли далеко, однако те или иные секторы под этим соусом пытались добиться, а в отдельных случаях и добивались преференций. Пожалуй, главное достижение сторонников протекционизма — продовольственные антисанкции, введенные в августе 2014 года. Которые, конечно, в итоге оплатил потребитель.

 

Стать экспортером, повысить свою конкурентоспособность на мировом рынке — задача более сложная. Ее уже в значительной степени решили производители зерна и масличных культур, растительных масел, рыбы. Именно на эти продукты приходится сейчас основной объем аграрного экспорта. Другие секторы АПК, в первую очередь производители свинины и птицы, постепенно увеличивают свое присутствие на мировом рынке, однако в абсолютных цифрах их вклад пока весьма невелик.

 

При этом в некоторых секторах сельского хозяйства (птицеводство, производство сахара) отраслевые ассоциации ставят вопрос об излишках мощностей и о необходимости ограничений на запуск новых проектов. Говорят даже о государственном регулировании цен. Понятно, что действующие игроки таким образом пытаются защитить свою маржу и долю рынка. Однако с увеличением аграрного экспорта такие устремления мало совместимы.

 

Официальный оптимизм

Увеличение вывоза продовольствия до млрд в 2024 году означает рост в 2,2 раза. По случайности или нет, именно настолько этот показатель вырос за предыдущие семь лет, с 2010 года. Однако столь стремительный рост был во многом связан с погодой. 2010 год — чрезвычайно жаркий и засушливый. Помните затянутую смогом от торфяников Москву? Из-за такой погоды тогда Россия собрала самый низкий с 1990-х годов урожай — 61 млн т зерна. Экспорт продовольствия сократился с млрд в 2009 году до ,4 млрд. 2017 год, наоборот, оказался годом прохладным и влажным, что позволило получить рекордный урожай 135,4 млн т и обеспечить рекордный аграрный экспорт.

 

Если использовать показатель среднего экспорта за три года, сглаживающий влияние погодных аномалий, то темпы роста будут заметно ниже. Средний показатель аграрного экспорта за 2008–2010 годы — ,6 млрд, за 2015–2017 годы — млрд, рост — в 1,9 раза.

Так что не исключено, что темпы роста, заложенные в указ президента, основаны на слишком оптимистичной оценке успехов экспортеров последних семи лет.

 

Опасность особого пути

При таком амбициозном ориентире у нового аграрного руководства может появиться соблазн сделать ставку на какую-то одну красивую идею, которая якобы и обеспечит взрывной рост экспорта. Например, среди российских чиновников популярна идея, что Россия может стать крупным игроком мирового продовольственного рынка как поставщик диковинных экологически чистых (и дорогих) продуктов.

 

Решить задачу за счет активного продвижения луховицких огурцов, башкирского меда или сибирских дикоросов в принципе невозможно. Мировой аграрный рынок — это в первую очередь сельхозсырье и продукты его минимальной переработки. Это товарный рынок, на котором выигрывает не тот, кто предложит больше экстравагантных продуктов, а тот, кто произведет обычную пшеницу, мясо, масло или молоко, а потом дешево и эффективно доставит их потребителю.

 

Производи больше, продавай дальше — вот что должно быть основным лозунгом для развивающейся огромной и не очень богатой страны. Ориентир для России — никак не зажиточная Европа, а скорее Бразилия.

 

Наличие официального запрета на выращивание ГМО-культур в России еще не делает ее производителем экологически чистой продукции. Надежды на то, что потребители других стран при прочих равных заплатят высокую цену именно за российскую продукцию, выглядят весьма утопично.

 

Скучное и правильное решение

Основная же задача, на которой стоит сконцентрироваться, довольно рутинна. Увеличение аграрного экспорта — функция в первую очередь от роста всего сельского хозяйства и уровня его конкурентоспособности на мировом рынке. Понятно, что повысить его командным образом невозможно. Это работа бизнеса, которому нужно предсказуемое регулирование.

 

К сожалению, в последние годы мы видим во многом обратное движение. Степень неопределенности только растет. Один из заметных примеров — трансформация Государственной программы развития сельского хозяйства, запущенной как раз при министре Гордееве в 2008 году. Из стратегического инструмента, задающего правила игры на пятилетний цикл, она превратилась в способ решения сиюминутных задач. Количество и содержание подпрограмм постоянно меняются. Инвесторам и бизнесу непонятно, на что они могут рассчитывать и когда, каковы государственные приоритеты. И все это происходит при недофинансировании госпрограммы на 20%.

 

Государство активно в ручном режиме пытается вмешиваться в работу рынка. На смену дорогому и неэффективному механизму зерновых интервенций пришел более дешевый, но еще менее предсказуемый механизм предоставления железнодорожных субсидий тем или иным регионам на перевозки зерна. За последние годы российский вывоз зерна несколько раз подпадал под различные официальные и полуофициальные ограничения, а отрасль живет под угрозой введения экспортной пошлины на пшеницу.

 

Не только для зернового рынка характерно хаотичное регулирование. За последние годы под ограничения подпадали поставки импортного посевного материала и ингредиенты для кормов. С принятием нового закона о контрсанкциях риски новых неприятных сюрпризов для аграрного бизнеса, вероятно, только возрастут.

 

Понятно, что новое руководство отрасли, как и старое, не в силах изменить общий вектор российской политики. Однако стоит постараться хотя бы не ухудшать условия доступа к мировым агротехнологиям. Значительная часть российских аграрных успехов основана на импортных семенах, средствах защиты растений или племенном скоте, и многое из этого в принципе не может быть импортозамещено.

 

Ситуация на мировом рынке для России будет скорее усложняться. По долгосрочному прогнозу OECD-FAO, в ближайшее десятилетие темпы роста трансграничной торговли продовольствием в мировом масштабе резко замедлятся из-за ситуации со спросом. Конкуренция возрастет. Об этом тоже стоит помнить новому министру и вице-премьеру.

www.nsss-russia.ru

 

 

Грунтовой контроль - эффективный инструмент в борьбе с контрафактом

Игорь Лобач, к.с.-х.н., президент НО СРО НАПСКиП; Михаил Самусь, исполнительный директор

 

Оттенки фальсификата

Качественные семена - это не только гарантированный урожай, но и престиж отечества, его продовольственная безопасность. Поэтому с момента создания Национальной ассоциации производителей семян кукурузы и подсолнечника одной из основных задач стал контроль качества семян, производимых ее членами, а также борьба с фальсификаторами в рамках отраслевых стандартов и действующего законодательства. Определенные успехи в этом направлении есть: большая часть произведенных в хозяйствах Ассоциации семян успешно конкурируют с иностранными, а доля контрафактных семян кукурузы с 2009 г. сократилась с 34 до 9,8%. За этот период существенно изменилась и структура фальсификата.

 

В отличие от нулевых годов, когда практически весь фальсификат представлял собой «крашеный» фураж, сейчас его условно можно разбить на следующие группы:

- «черный» контрафакт - когда фуражное зерно подкалибровывают, красят в бетономешалке, фасуют в мешки (три дополнительных операции) и продают по очень низкой цене. От таких семян урожая практически нет, и осенью горе-покупатели стоят перед дилеммой: вырезать скот или банкротиться. На рынке продавцов таких семян очень легко определить. Как правило, с ними никто раньше не работал или о них идет дурная слава. Документы на семена отсутствуют либо вызывают большие сомнения в их подлинности. Стоимость очень низкая, зачастую предлагается так называемый откат;

- «серый» контрафакт - когда нечистоплотные производители покупают родительские формы на 100 га участков гибридизации, а фактически убирают 300 га, то есть подмешивают к гибридным семенам фуражное зерно, калибруют его, протравливают и затаривают. Продают по минимальной цене легальных семян с «откатом». Ущерб товаропроизводителям выражается в низком урожае. Такие семена, как правило, сопровождаются подлинными документами. В качестве примера можно привести ООО «Кубанская семеноводческая станция» Краснодарского края и ООО «Маджести» Кабардино-Балкарии;

- «качественный» фальсификат - когда остатки качественных отечественных семян прошлых лет перетаривают в мешки известных иностранных компаний и продают по ценам импортных. Это самый сложный вариант для выявления, так как чаще всего у покупателя нет претензий. Фактически семена хорошие и дают высокий урожай. Покупатель таких семян несет убытки из-за того, что купил отечественные семена втрое дороже.

 

Первую категорию при желании выявить несложно: достаточно запросить копии договоров на приобретение родительских форм. А вот остальные требуют проведения специальных дорогостоящих мероприятий. Для надежного определения и выявления фактов фальсификации необходимо сделать контрольную закупку, получить стандарт (эталон) и описание гибрида. На специальном участке надо посеять и вырастить кукурузу для проведения грунтового контроля. Заключение о сортовой чистоте должен дать или оригинатор, или специально подготовленный специалист.

 

Нужно отметить, что в странах, где семеноводство считается важной отраслью экономики, проведение грунтконтроля - обязательный элемент определения качества готовых семян. Именно этот метод позволяет сделать объективные выводы как о совершенстве технологии производства семян в отдельных компаниях, так и об эффективности работы системы сертификации семян в конкретной стране.

 

В сотрудничестве с Россельхозцентром

К сожалению, до последнего времени такой контроль в России проводили в очень ограниченном объеме, а его результаты не доводили до участников отрасли и не обсуждали. Во многом это происходило из-за сложности методики. Именно поэтому вот уже 3 года для защиты интересов селекционеров, добросовестных производителей семян и сельхозпроизводителей Ассоциация на основе общепринятых методик (УРОУ разработала и использует более доступную методику, которая позволяет по типичности початков выявлять признаки фальсифицированных и низкокачественных семян даже в товарных посевах. Главное ее достоинство в том, что не нужно проводить фенологические наблюдения в течение всей вегетации. Подчеркнем - мы выявляем производителей, чьи семена в товарных посевах имеют признаки фальсификата. Информацию о поставщиках и производителях семян, у которых в посевах присутствует более 30% растений с нетипичными початками, сообщаем в Россельхозцентр и другие заинтересованные органы. Там проводят необходимые экспертизы с целью подтвердить или опровергнуть наше предположение. Данные о случаях фальсификата, которые не вызывают сомнений, доводятся до участников рынка. По нашему мнению, своевременное информирование потенциальных покупателей семян - один из эффективных способов борьбы с контрафактом.

 

Результаты новой методики

Методика определения сортовой чистоты кукурузы только по типичности початков полностью подтвердила свою состоятельность в совместной работе Ассоциации с Государственной инспекцией по испытанию и охране сортов растений Белоруссии, перед которой была поставлена задача выявления в республике фальсифицированных семян и их поставщиков. С этой целью в Белоруссии и Краснодарском крае были заложены два участка грунтового контроля. В Белоруссии сортовую чистоту определяли традиционным методом, в Краснодарском крае - только по типичности початков. Для исключения сомнений в объективности выводов испытываемые образцы были зашифрованы. Из 120 образцов семян результаты совпали по 114-ти. По итогам грунтового контроля сортовых качеств семян были выявлены поставщики низкокачественной продукции. При этом особенно необходимо отметить, что все образцы, произведенные членами Ассоциации, соответствовали необходимым требованиям.

 

Специалисты Россельхозцентра и Ассоциации совместно провели аналогичную работу на российском рынке. Исходя из имеющейся информации о наличии низкокачественных семян в 26 регионах страны, были отобраны 180 проб трех наиболее распространенных гибридов: РОСС 199 МВ, Краснодарский 194 МВ и Катерина. Специалисты Россельхозцентра выполнили работу по определению сортовой чистоты в полном соответствии с методиками (УРОУ). Ассоциация параллельно провела анализ сортовой чистоты по типичности початка, который после расшифровки данных показал практически полное совпадение с данными Россельхозцентра.

 

Результаты первого года

Конечно, это данные одного года, но необходимо отметить следующее. Сортовые качества семян кукурузы одних и тех же компаний на отечественном рынке значительно хуже поставляемых в Белоруссию. В разряд проблемных попали одни и те же производители семян, как в Белоруссии, так и в России. Более детальное расследование по отдельным фактам показало, что есть случаи недобросовестности региональных дилеров. Закупив небольшую партию качественных семян, они потом под этими же документами продают фальсифицированные, получая основной доход от продажи последних.

 

Сортовую чистоту семян иностранных компаний проверить не представляется возможным из-за отсутствия стандартных образцов. Такая ситуация делает условным контроль их качества. При этом участники рынка семян кукурузы отмечают значительный рост подделок иностранных гибридов, как произведенных в России, так и поставленных из других государств.

 

Избежать ошибок

Чтобы не ошибиться с выбором поставщика семян, покупателю необходимо следовать следующим рекомендациям.

 

Работать с проверенными производителями и их прямыми региональными представителями. Необходимую информацию о них можно получить на сайте производителя, Ассоциации или позвонив непосредственно на завод.

 

Знать основные признаки фальсификата, главные из которых - низкая цена и отсутствие в сертификате информации о заводе-изготовителе семян. Быть более внимательным при обнаружении хотя бы одного из этих признаков.

 

Проверять подлинность сертификатов соответствия на сайтах сертифицирующих организаций. Если не удается, то лучше не покупать!

 

Регулярно отслеживать информацию о недобросовестных производителях на сайтах отраслевых ассоциаций.

 

При возникновении сомнений проводить анализ сортовой чистоты.

 

При наличии малейшего сомнения в порядочности продавца и подлинности документов лучше отказаться от приобретения. Практика показывает, что контрафакт покупают тогда, когда жадность перевешивает доводы разума. Мы хотим донести до участников рынка, особенно производителей псевдосемян, посыл о том, что время безнаказанной реализации фальсифицированных семян гибридов кукурузы проходит. Сегодня уже внедряются в практику работы сертифицирующих организаций эффективные методы контроля сортовой чистоты готовых семян. В настоящее время заинтересованные (контролирующие) организации отрабатывают механизмы привлечения фальсификаторов к ответственности.

https://napksk.ru

 

 

Сладкая рентабельность. Какие технологии сделают выращивание сахарной свеклы прибыльным

 

Обвал рынка сахара в сезоне-2017 заставил многих производителей сахарной свеклы задуматься о сокращении посевных площадей. Однако непростая в выращивании, а в последние годы еще и сложная в реализации, сахарная свекла все же может приносить прибыль, если сделать ставку на прогрессивные технологии и современную генетику. В том, как свекловодам вернуть ускользающую прибыль, разбирались корреспонденты журнала «Агротехника и технологии».

 

Основным регионом возделывания сахарной свеклы в России является Центральный федеральный округ. На втором месте по объемам производства ЮФО. При этом, как отмечают специалисты, фитосанитарная ситуация в этих регионах различается кардинально. «На юге основной проблемой является церкоспороз, а в Центральной части России преобладают корневые гнили, церкоспороз же на втором месте по вредоносности, — поясняет Андрей Браилко, руководитель группы технических экспертов по полевым культурам компании «Сингента». — Севообороты хозяйств перенасыщены свеклой, хотя технология предполагает выращивание ее на прежнем месте минимум через четыре года. Но далеко не все придерживаются этого правила: иногда культура возвращается на поля через три или даже два года, а это способствует развитию заболеваний».

 

Не нарушать технологию

Именно нарушение технологии возделывания, по мнению специалистов, — главная причина ухудшения фитосанитарной ситуации во всех свеклосеющих регионах. «Если еще пять лет назад на юге обходились двумя-тремя обработками против листостеблевых инфекций, сегодня норма — четыре. А некоторые хозяйства проводят по пять или шесть обработок фунгицидами, забывая, что химия не волшебная палочка и все вопросы решить не может», — сожалеет Андрей Браилко. Специалист обращает внимание на существующую повсеместно проблему пренебрежения нормами агротехники: все начинается с неверного выбора предшественника и ненадлежащей обработки почвы. Сейчас хозяйства стремятся к минимизации обработки и стараются не пахать, сокращая издержки, что приводит к закономерным последствиям — повышению инфекционного фона, ухудшению структуры почвы и, как результат, созданию неблагоприятных условий для выращивания сахарной свеклы.

 

Как показывает практика, даже крупные холдинги не всегда могут комплексно подойти к решению проблемы нарушения технологий. «Так, к примеру, поля под сахарную свеклу как культуру, требующую нейтральной реакции почвенного раствора, необходимо раскислять (особенно в нечерноземной зоне и на севере Черноземья), — поясняет Ольга Минакова, зав. лабораторией агрохимии и агротехники возделывания культур в севообороте ФГБНУ «Всероссийский НИИ сахарной свеклы и сахара им. А. Л. Мазлумова», — так как в кислой почвенной среде даже оптимальное количество удобрений не может усвоиться, что ведет к непроизводительным затратам». Но комплексные решения подразумевают капитальные вложения, а на падающем рынке сахарной свеклы далеко не каждый готов на это решиться. В условиях ограниченного земельного банка предприятия вынуждены где-то идти на нарушение технологии, поскольку ключевая задача сельхозпредприятия — получить прибыль в условиях непростого рынка.

 

«Соблюдение технологии выращивания, конечно, на совести каждого конкретного предприятия, — рассуждает Игорь Бруевич, генеральный директор «КВС РУС» (производство и реализация семян сахарной свеклы). — Проблемы, безусловно, есть и в других растениеводческих отраслях. Просто свекла — одна из самых сложных в выращивании культур, поэтому ошибки в технологии здесь проявляются наиболее остро. Хотя, как правило, если нарушается технология возделывания, она нарушается во всем севообороте — ведь нет хозяйств, которые выращивают только сахарную свеклу». Поскольку данная культура очень требовательна к наличию влаги, определенной почвообработке, агрофону, к системе защиты растений, естественно, больше возможностей допустить ошибку. Однако специалист отмечает, что аграрии тянутся к знаниям, воспринимают их и стараются использовать в своей работе. Один из показателей этого — постепенное увеличение выхода сахара с гектара в России. Это происходит как за счет изменения генетики (появления новых гибридов), так и за счет постепенного улучшения технологии, соотношение влияния этих факторов примерно 50:50, убежден Бруевич.

 

Современный подход к технологиям

Игорь Бруевич, генеральный директор «КВС РУС»: «При возделывании сахарной свеклы очень важно не только получить хорошие показатели выхода сахара, но еще и грамотно извлечь желанный продукт из корнеплодов. На этот процесс влияет несколько критериев: сахаристость гибрида, содержания калия, натрия и α-аминного азота в самой свекле. Существуют гибриды, которые показывают очень высокую чистоту сока, соответственно, потери сахара в мелассе (неизвлекаемый сахар) будут меньше. Ориентируясь на этот показатель, можно выбрать правильный гибрид — чем выше чистота сока, тем лучше себя покажет гибрид при переработке. Допустим, завод говорит, что на технологии теряется 0,9%, а в мелассе остается 1,5% сахара. А на самом деле остается 2,1% сахара, а на заводе теряется до 1,3%. Получается, что аграрий привозит свеклу с содержанием сахара 18% и надеется получить столько же, однако на выходе имеет только 14,6% — то есть потери внушительные. Причин может быть несколько: в процессе выращивания вносилось много азота, следовательно, содержание α-аминного азота в корнеплодах большое; были неправильно выбраны сроки уборки корнеплодов (NE — E тип на ранние сроки); корнеплоды были повреждены морозом или гнилями во время вегетации или хранения и т. д. Всё это не позволяет извлечь сахар — идут большие потери с патоки. А в России только два или три завода владеют технологией извлечения сахара из патоки (дешугаризации). То есть сельхозпроизводителю необходимо с самого начала понимать, какие он выращивает гибриды и какая для них необходима технология, чтобы минимизировать свои потери и потери при переработке. Чтобы выход сахара на гектар был максимальным, необходимо четко понимать, сколько его содержится в корнеплодах и в каком он виде. Если таких данных нет, говорить про изменение технологии бессмысленно».

 

Новая генетика

Сейчас генетики делают ставку на универсальность гибридов — жесткого разделения по скороспелости становится меньше, все гибриды показывают себя хорошо практически при любом сроке уборки. «Есть, конечно, нюансы, — отмечает Игорь Бруевич. — К примеру, чтобы равномерно загрузить завод по переработке, следует иметь гибриды разного срока созревания, поскольку уборочная кампания может затянуться. Начинают уборку обычно с гибридов сахаристого типа». Еще один тренд в генетике — появление гибридов, обладающих устойчивостью к возбудителям болезней и корневым гнилям, продолжает Бруевич. Последней разработкой является инновационная система борьбы с сорняками при возделывании сахарной свеклы, которая начинает активно использоваться в Европе. Гибриды имеют устойчивость к гербицидам из класса ALS-ингибиторов и получены методами классической селекции. В целом же, большинство гибридов показывают хорошие результаты и по выходу сахара, и по урожайности. Поскольку на рынке сейчас ситуация сложная, клиенты обращают внимание прежде всего на эффективность: аграрии готовы отдавать предпочтение дорогим семенам, которые могут обеспечить максимальный выход сахара с гектара, разъясняет специалист.

 

«Селекционная работа в основном направлена на улучшение качественных и количественных показателей урожая, — подчеркивает Николай Филимонов, менеджер по продуктовому портфелю и технической поддержке компании MariboHilleshog (селекция, производство и реализация семян гибридов сахарной свеклы). — Кроме того, с каждым годом растет давление фитопатогенов, поэтому селекционеры нашей компании работают над закреплением мультирезистентности в новом материале. Мы стараемся подобрать комбинации, которые позволят растениям противостоять патогенам на генетическом уровне и при этом избавят сельхозпроизводителей от значительных потерь в плане урожайности и выхода сахара».

 

В компании «Заречье» (Краснодарский край; растениеводство) все 500 га, занятые под сахарной свеклой, засевают импортными семенами. «Сейчас мир очень жесток, поэтому нужно работать эффективно, — объясняет свой выбор Валерий Киященко, директор «Заречья». — А эффективность нам дает зарубежная селекция. Мы начинали работать с отечественными семенами сахарной свеклы в 2000 году. Но тогда отечественные семена не были дражированными, было проблематично делать расстановку, приходилось выпалывать тяпкой. Эти технологии, мягко говоря, устаревшие». Сегодня в хозяйстве работают с импортными семенами, потому что они предполагают работу на другом технологическом уровне. К примеру, в оболочку драже добавляются стартовые микроудобрения, сами семена дорабатываются на заводе-производителе, благодаря чему всходы появляются раньше. Это новые разработки, которые позволяют добиться более высоких показателей по урожайности, доволен директор «Заречья».

 

«Я не вижу причин пробовать отечественную селекцию даже при условии, что она презентуется как хорошая, — откровенно заявляет Валерий Киященко. — Нам важен предсказуемый результат. И, отдавая за импортные семена € 150, я уверен, что получу желаемое. Поэтому приобретать непроверенные семена за € 139,99 смысла не вижу». По мнению директора «Заречья», нужно заходить на рынок, чтобы делать на нем деньги. Значит, если у производителя семян есть качество, он должен предлагать за него хорошую цену, чтобы выжить. «Вероятно, мы бы рискнули, если бы отечественные семена были в два раза дешевле, но это невозможно: никогда отечественная селекция не будет значительно дешевле импортной. А рисковать ради € 10 смысла нет, потому что на исправление ошибок уйдет целый год драгоценного времени. Не хочу сказать, что я фанат импортной селекции — просто у нас нет другого выхода. Нам нужен результат, пусть и дорогой», — резюмирует специалист.

 

По оценкам экспертов, более 95% производителей сахарной свеклы в России работают на семенах иностранной селекции, а уровень доверия к отечественным семенам очень низкий — зарубежные технологии опережают российские слишком очевидно. «Дражированные семена российской сахарной свеклы, к сожалению, неконкурентоспособны, — сетует Салис Каракотов, генеральный директор компании «Щелково Агрохим». — Они уступают по урожайности. При неплохой сахаристости наших гибридов их урожайность даже на хорошем агрофоне отстает на 70−100ц/га. Это примерно на 15% меньше урожайности европейских гибридов». Причину выяснили очень быстро, говорит специалист: российская свекла полудикая, у нее все корнеплоды разного размера, и когда идет комбайновая уборка, мелкие корнеплоды теряются, а крупные комбайн крушит. В результате — большие потери и недобор урожая. То есть если убирать такую свеклу руками, потерь будет меньше и урожайность выровняется, но сегодня ручная уборка — уже далекое прошлое.

Организацией производства гибридов отечественной сахарной свеклы и выпуском ее дражированных семян в «Щелково Агрохим» начали заниматься в 2010 году. В 2017-м компания объединила свои усилия с холдингом «Русагро», где также велась селекционная работа по созданию гибридных семян из отечественных линий сахарной свеклы.

 

«Мы создали селекционную группу, совместное предприятие «Союзсемсвекла», — продолжает Каракотов, — привлекли туда грамотных специалистов из Москвы, Воронежской и Белгородской областей и объединили усилия для ускоренной селекции». В группу входят селекционеры, молекулярные генетики, специалисты по клеточным технологиям и семеноводы. Совместно с НИИ сахарной свеклы им. А. Л. Мазлумова компаниями «Щелково Агрохим» и «Русагро» была собрана коллекция генетического материала, в которую вошли все чистые линии гибридов российской сахарной свеклы, а также некоторые гибридные линии иностранного происхождения.

 

Из отобранного генетического материала будут выбраны компоненты для дальнейшей селекционной работы. «Наша задача — получить суперсвеклу, — делится планами генеральный директор «Щелково Агрохим». — И упор мы будем делать на сильные стороны российских гибридов. Например, на устойчивость к корневым гнилям в процессе вегетации». Российский селекционный материал хоть и разношерстный (разные по калибру, по сахару не очень выровненные), но у него есть особая черта: за долгие 80−100 лет селекции в условиях российских почв эти генетические линии выработали определенные виды устойчивости к российским почвенным патогенам, вредителям и климатическим условиям. Поэтому у наших гибридов есть качества, которые можно использовать в комбинации с иностранными. Второе сильное качество российской свеклы — высокая устойчивость к листостеблевым инфекциям, таким как церкоспороз. И третья характеристика, важная для будущей суперсвеклы, — приспособленность к жаркому климату. Дело в том, что европейские гибриды не способны противостоять засухе, замечает Салис Каракотов. А именно на юге наблюдается массовая гибель свеклы от корневых гнилей. Сочетание жары и богатой почвы заставляет свеклу испытывать стресс и гнить. Помимо этого, корнеплоды суперсвеклы предстоит выровнять и стандартизировать по калибру, заключает специалист.

 

Ставка на российское?

В 2017 году в селекционной группе предприятия «Союзсемсвекла» было создано и отправлено на Госсортоиспытания и регистрацию 18 новых гибридов, некоторые из которых имеют в себе чисто российскую генетику, другие являются результатом соединения российских и иностранных генетических линий. В 2018 году планируется подготовить еще около 20 гибридов. «В дальнейшем у нас будет проводиться работа по маркероориентированной селекции, — делится планами Салис Каракотов. — Это инновационная для российской селекции методика, направленная на поиски участков генов, отвечающих за те или иные признаки, которая позволит проводить отбор по улучшению показателей (например, сахаристости) или по выявлению генов устойчивости к болезням».

 

По мнению генерального директора «Щелково Агрохим», отечественные технологии селекции действительно очень сильно отстают от иностранных, и многих методик, которыми активно пользуются зарубежные коллеги, в России просто нет. Для работы по этим технологиям необходимы квалифицированные специалисты, которых «Союзсемсвекла» надеется найти в России или пригласить из-за рубежа. Работу, которая сейчас ведется на предприятии, курирует иностранный консультант-селекционер.

 

Именно отсутствие научной базы часто является причиной недоверия аграриев к российским гибридам. «Нашей отечественной свеклы просто не существует, ее убили давно, и в ближайшие 10 лет никакого ее возрождения и перспектив я не вижу», — негодует Сергей Зарудко, фермер, глава КФХ (Краснодарский край). О попытке «Русагро» перейти на российские семена, аграрий отзывается скептически. «Холдинг пытается таким образом удешевить свой продукт — снизить затраты на производство сахара, — рассуждает он. — Понятно, почему они в этом направлении пошли. Но лично я не верю в успех подобного предприятия. Мы потеряли науку, потеряли специалистов высокого класса, которые могли бы этим заниматься».

 

По мнению Зарудко, рисковать, приобретая непроверенные временем гибриды, сегодня может быть просто опасно. «Если на рынке и появятся предложения семян отечественной селекции, буду в первую очередь смотреть на опыт других хозяйств, которые выращивали эту свеклу минимум три года, — рассуждает фермер, — схожу на семинар, изучу результаты опытов на делянках и в поле, обязательно проверю, чтобы данные по качественным показателям были из независимых лабораторий, а не от самого производителя». Но в любом случае главное — опыт других предприятий, резюмирует он.

http://www.agroinvestor.ru/technologies/article/29858-sladkaya-rentabelnost/

 

 

Интервью Екатерины Журавлевой

«Каждое семечко хранит в себе труд предыдущих поколений ученых»

 

 Принято считать, что человек сам выбирает свое дело. Но бывает и наоборот. Особенно в переломные исторические моменты, одним из которых без преувеличения можно назвать реорганизацию российской науки, в том числе сельскохозяйственной. Надо набраться мужества, чтобы на фоне неизбежных разнонаправленных мнений, течений, интересов следовать своему предназначению в соответствии с принципом: делай, что должно, и пусть будет, что будет.

 

О первых результатах реализации пилотных проектов, о фундаментальной и прикладной науке, новых методах и возможностях селекции, объединении науки и бизнеса журнал «Селекция, семеноводство и генетика» беседует с доктором сельскохозяйственных наук, помощником руководителя Федерального агентства научных организаций, профессором Российской академии наук Екатериной Журавлевой.

 

Екатерина Васильевна, в ходе реформирования науки стали создавать федеральные исследовательские центры (ФИЦ), объединяя несколько НИИ. Какой принцип наиболее предпочтителен: тематический или территориальный?

 

Здесь нельзя ответить однозначно. Есть очень хороший пример, когда был применен территориальный принцип. Это Новосибирск. На базе Института цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук (ИЦиГ) был создан один из пилотных центров. В него очень органично вписался Сибирский НИИ растениеводства и селекции. Они находятся на одной территории – это очень удобно. У СибНИИРС сразу подтянулась материальная база, была закуплена необходимая селекционная техника. На полях этого института мы реализуем прекрасный проект – новые методы фенотипирования картофеля. В частности, по опушенности листовой пластинки можно выявить сорта для гибридизации, более устойчивые к поражению насекомыми. И в то же время посмотреть, как это все коррелируется с другими хозяйственно-ценными признаками.

 

Что касается тематических проектов, то одним из самых первых стал ФИЦ ВИР – с центром в Санкт-Петербурге и 11 филиалами по всей стране: на Дальнем Востоке, за Полярным кругом, в Дагестане, Волгоградской, Астраханской областях и так далее.

 

ФИЦ овощеводства проходит стадию становления.

 

Рассредоточение филиалов по стране может стать проблематичным для головного института, призванного ими управлять.

 

Чисто организационно на директора и администрацию ложится большая ответственность. В ВИР есть отдельная служба, которая должна постоянно держать руку на пульсе: ездить в командировки во все филиалы, потому что, не видя ситуации на месте, достаточно сложно руководить Дальним Востоком из Питера. Погружение в предмет на месте более эффективно. В этом плане институты, объединенные по территориальному признаку, проще в администрировании: директор центра может за 10–20 минут доехать до филиала.

 

В объединяемых институтах бывают настолько полярные тематики, что поневоле задаешься вопросом: что может быть между ними общего?

 

В этом нет ничего страшного. Если центр создается в регионе, например в Башкортостане или Татарстане, то местная администрация с готовностью его поддерживает, в том числе финансово, поскольку федеральный центр повышает статус субъекта. Почему наш картофельный проект сейчас всех сплачивает? Потому что мы позиционируем это как нечто масштабное, большое, важное и нужное для всех участников.

 

Немногим ранее создан Пермский ФИЦ Уральского отделения РАН. Пермские ученые-химики предложили очень интересные разработки в области хранения картофеля. Они предложили использовать калие-магниевые руды, которые применяются в селенитовых пещерах в оздоровлении человека. Это можно делать не пластинами, что достаточно трудоемко и дорого, а напылением раствора и использовать эти разработки для хранения картофеля, в том числе и семенного. Понимаете? Без объединения эта мысль никогда никому не пришла бы вообще.

 

Приведу еще один пример. Институт автоматики и процессов управления Дальневосточного отделения РАН возглавляет академик Кульчин Юрий Николаевич – физик, занимается облучением, волнами. Изменяя длину световых волн, ученые влияют на развитие картофеля. Причем, различные сорта реагируют по-разному. Плюсов в объединении институтов много. Просто о них еще мало говорят, и проекты очень молодые. Татарский – вообще несколько месяцев, Пермь – это два года. Два года для аграрной науки – это ничто, это миг. Чтобы получить результаты в сельскохозяйственной науке, должно пройти хотя бы пять лет. За 2–3 года мы только развернем базу. Вот сейчас реализуем программы по картофелю, птице, сахарной свекле. Предусмотрено дополнительное целевое финансирование картофельной программы, селекционные центры будем переоснащать, уже закупили оборудование.

 

Правомочно ли деление науки фундаментальную и прикладную? К которой из них можно отнести селекцию?

 

В селекции, как и в любой другой науке, не может быть четкого деления на фундаментальную, поисковую и прикладную. Фундаментальная основа селекции – это генетика: все, что касается генотипа, генеалогии, построения матриц, применения биоинформатики, маркер-ориентированной селекции. Дальше на этапе скрещивания, отбора, создания сорта развивается в том числе и поисковое направление, дополняя фундаментальные исследования. Изучение воздействия магнитных или световых волн, отзывчивости растений к азотным удобрениям, например, относится к фундаментальной науке. О ней же мы говорим, когда проводим возвратное скрещивание, так называемый беккроссинг, чтобы закрепить полезный признак, например, для преодоления отрицательной корреляции между короткостебельностью и зимостойкостью у озимой пшеницы.

 

Иногда создается впечатление, что селекционер, лишенный современного лабораторного оборудования, специальной техники, работает вслепую, что называется, старыми дедовскими методами.

 

Селекционер никогда не работает вслепую. У нас есть целый комплекс крупных институтов: ВНИИ сельскохозяйственной биотехнологии, ФИЦ ИЦиГ, ФИЦ «Фундаментальные основы биотехнологии», центры коллективного пользования (ЦКП). Там работают специалисты и по картофелю, и по свекле, и по пшенице, и многим другим культурам. Дело не в этом. В мае прошлого года на двухдневный передвижной семинар, который проходил на базе Краснодарского НИИСХ и ВНИИ зерновых культур (ныне – центрах), съехались селекционеры по пшенице – 79 представителей из 30 стран. Я задавала им один и тот же вопрос: «Скажите, как у вас идет селекция?» Все в один голос ответили: «Лучше, чем у вас, нигде не ведется». Селекционеры убеждены, что лет на 200–300, это как минимум, классическая селекция не потеряет своей актуальности и будет единственным возможным способом для создания сортов по всем культурам. А генетические методы будут помогать. Если еще 2–3 года назад нередко декларировали: «Да, мы сейчас биотехнологическими методами ускорим процесс селекции», то сейчас об этом никто не говорит, если вы внимательно прислушаетесь к мнению профессионалов и тех, кто действительно погружен в тему. Та же маркер-ориентированная селекция никогда не заменит селекцию классическую, с ее отборами, скрещиванием, питомниками… Причем чем больше объем питомников, чем больше выборка у селекционера, тем лучше результат. И это подчеркивают наши европейские коллеги. Каждое семечко хранит в себе труд предыдущих поколений ученых.

 

В этом контексте надо отдать должное методу удвоенных гаплоидов, который помогает сократить срок отборов нужного генотипа, затратив не десять лет, а, например, пять. Это проверенный действенный метод, его надо тиражировать.

 

Биотехнологи – в лабораториях, со своим оборудованием, а селекционеры больше времени проводят в полях, при чрезвычайно скудном материально-техническом обеспечении. Как помочь им встретиться, чтобы совместными усилиями развивать селекцию?

 

Мы соединяем их через программы, реализуя концепцию: селекционер идет в лабораторию, а генетик – в поле. Не просто идет, а там работает. Селекционер вместе с генетиком вместе изучают растения на делянках – каждый со своей точки зрения. А потом отправляются в лабораторию и продолжают исследование биометрическими, биоинформационными и иными способами, получая совместный результат.

 

На самом деле генетических групп мало, основные из них сосредоточены в Новосибирске, Москве и Санкт-Петербурге. Понимаете? Больше у нас в России нет генетиков, которые работают целевым образом по нашим программам, по нашим задачам. За неполных три года мы собрали всех, кого смогли найти и привлечь. Они работают вместе в рамках Федеральной научно-технической программы, в которой есть три подпрограммы – по картофелю, сахарной свекле и мясной птице.

 

Об этой программе говорят уже два с половиной года. Есть ли какие-то практические результаты? Можно ли уже что-то потрогать руками?

 

Конечно. Мы получили 25 тысяч мини-клубней.

 

Но их и без программы получали.

 

Получали, но бессистемно. Сейчас же уже целенаправленно произвели мини-клубни 64 лучших российских сортов, заложили длительные эколого-географические испытания.

 

Первый год мы начали с четырех точек: ВИР в Санкт-Петербурге, ВНИИ картофельного хозяйства в Подмосковье, Татарского НИИСХ и новосибирского ИЦиГ. Сейчас еще Уральский НИИСХ добавился. Картофель оценивается по 54 признакам, в масштабе это колоссальная системная работа. И здесь не следует забывать о другой стороне: все должно быть рентабельным для бизнеса. Мы произвели 25 тысяч мини-клубней. Куда их теперь девать? В 2018 году мы из них вырастим первое полевое поколение. Дальше что? Где тот бизнес, который его возьмет? Значит, нам надо работать с Министерством сельского хозяйства, сельхозтоваропроизводителями. Или самим проводить маркетинговые исследования. Нам надо знать, что будет востребовано в 2025-м. На какие сорта делать ставку? Какие из них «разгонять» из реестра, в котором из 400 сортов 200 наших? Ну, допустим, 50 вообще ненужные уже никому, реестр надо подчистить. Но 50-60 – вот они. Это же лучшие. И они неплохие, тут же нет брака конкретного. Из 60 сортов какие размножать? Мы же не можем все 60 запустить, это огромная работа, это неудобно, это нерентабельно.

 

Вероятно, надо работать напрямую с бизнесом…

 

С бизнесом мы уже два с половиной года работаем. Процесс движется, но крайне медленно. Бизнес очень консервативен.

 

Как же консервативен, когда сам свои селекционные центры создает?

 

Селекционные центры бизнеса очень условны. И сорта там выращивают большей частью зарубежные. А владельцы компаний нередко позиционируют селекцию как хобби. Объясняется это тем, что бизнес делает ставку на сорта, которые уже хорошо раскручены на рынке, вроде Галы и Ред Скарлетт в картофелеводстве. А отечественные пока еще не использовались в промышленном производстве. Чтобы дать посадочный материал на гектар, селекционеру нужно заранее заложить микрорастения. Надо было в ноябре 2017 года делать закладку под посадку весной 2018 года. Объем колоссальный! В коллекции ВНИИ картофельного хозяйства сейчас 100 сортов. Но невозможно размножить все 100 одновременно – это экономически не оправданно. А заказов своевременных нет. Нет системности в заявках бизнеса. Вот в чем проблема.

 

Государство вкладывает деньги, ученые – свои мозги. Нарабатываем, создаем сорта, смотрим на них сквозь стекло пробирки или складываем на полках. А бизнес покупает импортное. Вот этот парадокс!

 

Это же проблема не ученых, на самом деле. Наша задача – популяризировать. Я два с половиной года года занимаюсь этим сама вместе с учеными. Мы закладываем эколого-географические испытания, издаем каталоги, брошюры, проводим конференции, ярмарки, участвуем в форумах… Ученые отрабатывают полностью. Здесь должен быть задействован другой механизм регулирования.

 

У нас есть все предпосылки. Предпосылки прекрасные! Замечательные сорта, технологии, все есть. Почему не идет? – вот это вопрос. Оппоненты говорят, потому что вы – не бизнес. Бизнес должен заниматься наукой. Хорошо, я не против. Но только покажите мне тот бизнес, который на себя возьмет научные изыскания во всех вопросах, включая упомянутое ранее облучение световыми волнами, например. На самом деле ситуация очень острая.

 

Чем измерить труд ученого-селекционера – статьями, сортами или занятыми под ними гектарами?

 

И тем, и другим, и третьим. Я не могу сказать, что труд ученого нельзя измерять статьями. Обязательно нужно. Недавно я специально смотрела индекс Хирша по РИНЦ наших селекционеров. У большинства – в районе десяти.

 

Это хорошо или плохо?

 

Это нормально. Потому что в селекции есть определенная специфика. Ученый должен пойти в поле, вскопать, посеять, проанализировать. Причем копать и сеять он должен сам, потому что многие эксперименты нельзя перепоручать из-за вероятной ошибки опыта. Дальше он пишет статью. Статьи тоже надо писать. Просто надо соизмерять их количество. Понимаете? Не делать планку, как физикам, – десять статей условно, а две, допустим, или одну. Мы сейчас идем навстречу, в госзадании очень реальные цифры. Все пока справляются.

 

Что касается сортов, то важнее не их количество, а площади, на которых их выращивают. В советские времена они служили хорошим критерием востребованности селекционного достижения. Тогда в соответствии с ним госпремии давали. Мы об этом сейчас говорим. И даже в индикаторах подпрограмм записываем – удельный вес гибридов, новых сортов.

 

Ваши пожелания ученым-селекционерам.

 

Новых сортов, которые востребованы производителем, и, конечно, условий, достойных работы селекционера. Улучшения материально-технического состояния, вдумчивых учеников и достойных приемников – это самое главное.

 

Беседу вела Светлана Гришуткина

Источник: журнал «Селекция, семеноводство и генетика» № 2/2018 г.

 

 

25 лет в селекции сои

Интервью с Олегом Шириняном, ООО «СОКО».

 

В течение 25 лет деятельности компании «СОКО» в области селекции сои создано 16 сотов, из которых 10 сортов включены в Госреестр РФ и допущены к выращиванию в производстве и 6 сортов проходят государственные испытания на сортоучастках в России и за рубежом. В результате успешного прохождения государственных испытаний 4 сорта сои селекции компании включены в Государственный реестр Республики Казахстан и 6 сортов – в Госреестр Республики Узбекистан. В настоящее время объёмы селекционного материала позволяют компании ежегодно передавать на госсортоиспытания по 3-4 новых сорта. На наши вопросы о развитии компании и рынка ответил президент селекционно-семеневодческой компании ООО «СОКО» Олег Ширинян.

 

— Олег Мнацаканович, расскажите, на какие показатели вы делаете упор при выведении нового сорта: на урожайность, устойчивость к засушливости, восприимчивость к болезням?

 

— Главным направлением в селекционной работе компании является повышение потенциала семенной продуктивности создаваемых сортов в сочетании с улучшенной адаптивностью их к различным условиям выращивания. Улучшение адаптивности сортов предусматривает повышение их устойчивости к дефициту влаги в течение вегетации растений (засухустойивость), понижение фотопериодической реакции растений и способность гарантированно вызревать в условиях зон с ограниченными тепловыми ресурсами. Во всех случаях важным критерием при отборе растений является устойчивость их к распространённым патогенам и к растрескиванию бобов при перестое. В связи с повышением требований к качеству семян сои со стороны соеперерабатывающих предприятий в компании создаются сорта с повышенным содержанием белка в семенах.

 

В ближайшие года компания планирует создать специализированные сорта сои для выращивания: в качестве повторной культуры; в смешанных посевах с кукурузой и сорго на зелёный корм и силос; в условиях орошения; при рядовом способе посева; по фону поверхностной обработки почвы.

 

— У вас есть своя лаборатория, сколько человек там трудится? Над чем они работают сегодня? Какое оборудование там установлено?

 

— В компании существует селекционное подразделение, осуществляющее собственную масштабную селекционную программу. Руководителем подразделения является Александр Кочегура селекционер с 44-летним стажем работы по селекции сои – доктор наук, профессор. Кроме него в подразделении трудятся ещё 2 молодых селекционера, а также научные сотрудники, лаборанты и технические работники. Все виды селекционных работ полностью обеспечены современной малогабаритной селекционной техникой (сеялки, комбайны, машины для обмолота растений и послеуборочной очитки семян, взвешивающим оборудованием).

 

В рамках селекционного подразделения существует лаборатория по оценке посевных и биохимических качеств семян. Для оценки посевных качеств семян (сортовой чистоты и всхожести) лаборатория оснащена современным оборудованием. Оценка биохимического состава семян осуществляется с помощью инфракрасного экспресс-анализатора. Ведется работа по оснащению лаборатории геномной селекции.

— С какими НИИ вы сотрудничаете и как строится ваше взаимодействие?

 

— В плане проведения научных исследований компания «СОКО» сотрудничает с:

 

Всероссийским институтом генетических ресурсов растений имени Н. И. Вавилова;

Санкт-Петербургским политехническим университетом Петра Великого;

Сколковским институтом науки и технологий;

Всероссийским НИИ масличных культур им. В.С.Пустовойта, а также другими научно-исследовательскими учреждениями и компаниями.

Проводятся исследования по гранту: «Разработка прототипа инновационной программы селекции и использование генетического разнообразия сортов коллекции Всероссийского института генетических ресурсов им. Н.И.Вавилова для селекционного улучшения сои в целях обеспечения продовольственной безопасности России». Конечная цель проекта – разработка методов геномной селекции применительно к культуре сои.

 

Координатором проекта является Санкт-Петербургский политехнический университет им. Петра Великого. Компания «СОКО» участвует в проекте в качестве индустриального партнера, как ведущая отечественная селекционно-семеноводческая компания по сое в России.

 

— Как вы относитесь с ГМО-сои? На ваш взгляд соевая ГМО-продукция действительно безвредна, как ее представляют защитники?

 

— Сегодня множество разговоров вокруг ГМО-сои. Отношение компании к генномодифицированной сое неоднозначное. В природе естественным путём происходят изменения геномов растений и животных в рамках внутривидовых скрещиваний. Получение гибрида животного с растением в природе невозможно. Это осуществляется путем внесения в генотип чужеродных генов от весьма далеких организмов насильственно – путем генных модификаций. Влияние чужеродных генов на организм можно будет оценить только после нескольких поколений людей и животных, регулярно питающихся пищей, включающей ГМО.

 

Кстати, селекционная программа компании «СОКО» не предусматривает создание генномодифицированных сортов сои. И не потому, что это дорого и запрещено российским законом. Мы рассматриваем создание и распространение генномодифицированных сортов сои прежде всего как коммерческий проект, который ориентирован на получение конкурентных преимуществ за счёт связи узкоспециализиованных сортов с различными видами устойчивостей или их комбинаций (стеков).

 

— Где можно увидеть ваши семена сои? Поставляете вы их за рубеж?

 

— Компания «СОКО» производит и реализует семена своих сортов сои в большом объёме. Зонами России, куда реализуются на посев семена сои компании являются края и области Центрального, Южного, Приволжского, Сибирского и Дальневосточного Федеральных округов, где соя выращивается на больших площадях. На Юге России доля сортов нашей селекции превышает 40 % посевных площадей. Перед принятием решений о передаче в Госсортоиспынание нового сорта —  ежегодно проводится рекогносцировочная оценка новых сортов сои в десятках перспективных для выращивания этого сорта зонах.

 

Кроме Российской Федерации, значительные объёмы семян сортов сои компании «СОКО» поставляются на посев в Республики Казахстан и Узбекистан, где сорта зарегистрированы в Государственных реестрах и занимают от 20 до 40 % площадей.

 

— Кто ваши ближайшие конкуренты? На российском соевом рынке существует конкуренция среди производителей семян?

 

— В последние годы в связи с существенным расширением посевных площадей под соей в России (более чем в 2,5 раза), резко возросла конкуренция между производителями семян сои. При этом наиболее «жёсткую» конкуренцию отечественным сортам сои составляют сорта, представляемые несколькими канадскими и французскими фирмами. Причём выращиванием и реализацией семян зарубежных сортов занимаются как представительства самих фирм в России, так и отечественные семенные компании. В то же время между производителями семян отечественных сортов сои конкуренция не столь существенна.

 

Согласно Госреестру РФ на 2018 год в России допущено к возделыванию в производстве 223 сорта, из которых 69 сортов являются зарубежными (31 %). При этом доля зарубежных сортов в общей посевной площади существенно меньше. Так, в 2017 году в Краснодарском крае из 39 сортов сои, разрешённых к возделыванию, 22 сорта или 58 % были созданы за рубежом и 13 сортов были представлены отечественными селекционными учреждениями. Однако, площади посева под отечественными сортами были в 4 раза больше, по сравнению с импортными. Причина преобладания местных (отечественных) сортов сои заключается в том, что они более адаптированы к жёстким, преимущественно засушливым условиям выращивания.

https://www.nsss-russia.ru/

 

 

Селекция картофеля: Россия + Китай

Китай инвестирует совместный проект в Новосибирской области.

 

В Новосибирской области реализуется российско-китайский проект полного цикла по селекции, семеноводству, производству и переработке картофеля в продукты с высокой добавленной стоимостью и экспортным потенциалом. Проект нацелен на производство новых сортов картофеля, подходящих для выращивания в регионе, и технологической переработки, а также на организацию на территории Новосибирс­кой области производства по промышленной переработке картофеля.

 

Российско-китайский проект состоит из двух совместных предприятий на территории Новосибирской области. Это селекционно-семеноводческого центр и предприятие по производству и переработке картофеля. В проекте участвует институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук (ФИЦ ИЦиГ СО РАН), компания Jiusen (один из крупных производителей овощей и картофеля в КНР, индустриальный партнер проекта, основной инвестор) и компания «СибКРА» — российский партнер китайской стороны, компания «ПекинКРА» — китайская компания, объединяющая всех китайских участников. Селекционно-семеноводческий центр будет располагаться в поселке Краснообск в корпусе площадью порядка 5 тыс. м2. Предприятие по производству и переработке картофеля будет находиться на федеральных землях в поселке Безменово Черепановского района Новосибирской области на площадях около 20 тыс. га, которые находятся в безвозмездном долгосрочном пользовании ФИЦ ИЦиГ СО РАН.

 

«Российско-китайский проект» представляет собой проект полного цикла по селекции, семеноводству, производству и переработке картофеля в продукты с высокой добавленной стоимостью и экспортным потенциалом. Реализуется на средства инвесторов со стороны КНР.

https://www.nsss-russia.ru/

 

 

Сделка Байер-Монсанто: некоторые проблемы требуют изменения законодательства

 

Об этом заявили замглавы ФАС Андрей Цыганов и начальник Управления контроля агропромышленного комплекса Анна Мирочиненко на сессии в рамках ПМЮФ в г. Санкт-Петербурге.

 

18 мая 2018 года в городе Санкт-Петербурге в рамках Петербургского международного юридического форума прошла сессия «Глобальная экономическая концентрация». Андрей Цыганов, выступив модератором сессии, отметил, что практика применения действующего законодательства нуждается в совершенствовании. К такому выводу пришла ФАС России при рассмотрении нескольких глобальных транснациональных сделок экономической концентрации.

 

На примере сделки Байер-Монсанто начальник Управления контроля агропромышленного комплекса ФАС России Анна Мирочиненко осветила новые подходы антимонопольного ведомства к контролю экономической концентрации в контексте глобализации и цифровизации экономики. «Эта сделка стала настоящим испытанием для Федеральной антимонопольной службы. Она завершает формирование современной структуры рынка семян и средств защиты растений. Кроме того, эта сделка фактически предопределяет будущую структуру рынка АПК и новую модель ведения бизнеса на этом рынке. Она стала квинтэссенцией проблем и вызовов, с которыми приходится сталкиваться антимонопольному органу в эпоху глобализации и цифровизации экономики», — начала свое выступление Анна Мирочиненко.

 

Сделка Байер-Монсанто затрагивает социально-значимые рынки, определяющие продовольственную безопасность государства, носит глобальный характер (сделка рассматривалась более чем в 30 юрисдикциях), характеризуется радикальной трансформацией отрасли АПК (задействованы высокотехнологичные решения, защищенные патентами, IT-технологии, «big data»). Кроме того, слияние Байер-Монсанто нацелено на создание замкнутых систем на базе цифровых платформ, объединяющих под единым управлением несвязанные горизонтальным или вертикальным образом рынки.

 

«В результате глобальной трансформации отрасли АПК сформировался новый рынок агротехнологий. Агротехнологии – это совокупность инновационных методов, данных и знаний, позволяющих осуществлять разработку новых сортов и гибридов с заданными свойствами, как правило, в связке с пакетным предложением средств защиты растений и цифровых решений», — сообщила в своем выступлении начальник Управления контроля АПК.

http://rossahar.ru/news/news_18337.html



Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю

Поздравления с днем рождения мужчине прикольные игорю